НАУКА: ПРОСТО О СЛОЖНОМ

November 19, 2018

Целевая аудитория статьи – руководство РФ, а также любой, кому не безразлично будущее России.


В нашу эпоху тотальной перегрузки фейковой информацией очень быстро размываются базовые понятия о мире, в котором мы живем.


Основным инструментом трансформаций в нашем мире является наука. Технологии сейчас развиваются драматически быстро и разделяют судьбы государств и людей на две неравные части.


Те, кто встроен в технологический процесс – «на коне» сегодня или завтра (не более 5% от количества государств и людей), кто не встроен – неизбежный лузер сегодня или завтра.


Наука разделяется на фундаментальную и прикладную.


Фундаментальная наука – это наука, не связанная ни с сегодня, ни с завтра. Она может быть не связанной и с послезавтра, и даже с самым отдаленным будущим. Она не связана ни с чем, кроме теснейшей связи между желаниями избранных государств и людей знать о мире больше и финансовой возможностью это сделать.


Прикладная наука – это наука, прямо связанная с сегодняшними и завтрашними потребностями. Сегодня нужен новый танк, система залпового огня и атомная бомба – условно завтра в стране появляется Т-34, «Катюша» и та самая бомба; сегодня нужна новая гидроэлектростанция или новая отрасль промышленности – условно завтра в стране появляется все это. И появляется не на бумаге и не в телеэкране, а в реальности. И отлично функционирует с достижением прекрасных результатов. Лучшими менеджерами прикладной науки нашей страны (напомню на всякий случай, что РФ является единственным правопреемником СССР) является тандем Сталин-Берия. Сегодня их методы не могут работать в любой их модификации, но историю надо помнить, «из песни слов не выкинешь».


Прикладная наука разделяется на имитационную и настоящую.


1. Имитационная прикладная наука – это наука, имитирующая успешную реализацию сегодняшних и завтрашних реальных потребностей. Имитационная прикладная наука имеет только один инструмент для перехода из точки А (надо получить реальные деньги под имитацию прикладной науки) в точку Б (реальные деньги получены, имитационный отчет за их использование написан, успешно принят Заказчиком и забыт как Исполнителем, так и Заказчиком) – это эффективный доступ к федеральному бюджету. Ни один частный инвестор в имитационную прикладную науку никогда не инвестировал, не инвестирует и никогда не будет инвестировать – если только под угрозой расстрела.


Характерные признаки имитационной прикладной науки:
• Прямой или кривой, но обязательно эффективный доступ к федеральному бюджету;
• Отсутствие реальных результатов в виде денег от коммерциализации новых технологий;
• «Наличие отсутствия» новых технологий в реальности;
• Много шума в СМИ о «прорывных достижениях в науке»;
• Совершенно правильное написание слова «инновация» – это очевидный прогресс, еще совсем недавно это слово писалось с одним «н»;
• Стремление, как к единственно возможному стандарту, к абсолютно имитационным критериям оценки успеха, никак не связанным ни с деньгами, ни с реальными технологиями, но которыми легко манипулировать – индексы цитирования, количество публикаций и диссертаций, участие в международных научных конференциях и выставках, награды, рейтинги и другие имитационные критерии «надувания щек».


Имитационная прикладная наука очень полезна для всех стран.


Кроме той страны, в которой она существует.


Поэтому страны - технологические лидеры очень усердно поддерживают усилия тех государств и людей, которые готовы к сценарию развития имитационной прикладной науки: посмотрите на гражданство главных «лидеров мнений» в части пути развития инноваций в нашей стране – Вы сразу всё поймете. В нашей стране, кроме сознательных доморощенных проводников зарубежных «умных» советов, уже выросло целое поколение искренних их сторонников.


Все страны, технологически способные использовать результаты имитационной науки, с удовольствием делают это, экономя время и деньги. Хоть от имитационной прикладной науки и мало значимых результатов, но они все-таки есть, и при этом не защищены качественными исключительными правами (зонтичными патентами) от их бесплатного использования. Самим имитаторам не нужны рыночно актуальные, юридически качественные, зонтичные патенты для коммерциализации, ибо для этого нужна тяжелая, кропотливая, небыстрая и недешёвая работа – а зачем имитаторам эта головная боль? Они делают имитационные патенты и успешно ими отчитываются за успешное освоение миллиардов бюджетных денег.


Доноры «умных» советов не только способствуют бесплатному присвоению результатов чужой интеллектуальной деятельности, но ещё и убивают настоящую прикладную науку в стране - реципиенте «умных» советов.


«Шампунь и кондиционер» в одном флаконе – это действительно очень удобно.


Имитационная прикладная наука очень вредна для той страны, которая ее финансирует, т.к. бессмысленно (точнее, контрпродуктивно) тратятся всегда не лишние деньги, и растлевается человеческий капитал. О фатально тяжелых для нашей страны последствиях имитационной прикладной науки читайте в другой статье этого же автора https://www.ip-management.ru/single-post/2018/06/05/licensor-and-licensee.


Наша страна – не единственная, в которой имитационная прикладная наука существует. Автор работал во многих странах и видел её элементы в Италии, Франции, Германии, Китае, Южной Корее, и даже в Великобритании и США.


Но именно наша страна является безусловным мировым лидером имитационной прикладной науки. В нашей стране имитационная прикладная наука за многие годы усилий приобрела абсолютно законченную и совершенную форму, и ей дальше просто некуда развиваться: КПД такой «науки» стремился десятилетиями к нулю, на достижение этой очень сложной цели потребовались десятки миллиардов долларов из федерального бюджета и усилия десятков тысяч людей, но всё же этот ключевой показатель сегодня успешно достигнут. 

По данным WIPO (Всемирная организация Интеллектуальной собственности, www.wipo.int/edocs/pubdocs/en/wipo_pub_941_2015.pdf, www.wipo.int/edocs/pubdocs/en/wipo_pub_941_2017.pdf) и Всемирного Банка (http://data.worldbank.org/indicator), РФ – страна, которая при достойном уровне финансирования НИОКР государством (6-е место в мире по количеству заявок в своё национальное патентное ведомство), занимает печальное 22-ое место по количеству заявок, поданных за рубеж, и печальное 25-ое место по показателю «Полученные платежи за использование интеллектуальной собственности».

 

На самом деле ситуация ещё более печальная, чем по данным официальной статистики от столь авторитетной организации.


Дело в том, что основные суммы по показателю «Полученные платежи за использование интеллектуальной собственности» – это платежи по т.н. беспатентным лицензионным договорам, в основном в области военной техники.


Военная наука – это всегда НЕ имитационная прикладная наука, но от этого автору статьи не легче:


- Все страны, покупающие отечественную военную технику и заинтересованные в её производстве у себя, всегда настаивают на постепенной передаче технологий: это базовое условие контракта на поставку российской готовой военной техники.


- Отечественные поставщики военной техники вынуждены идти на это по понятным причинам: конкуренция на этом рынке огромная и деньги нужны сегодня, а не завтра.


- Передача технологий осуществляется в рамках т.н. беспатентных лицензионных договоров.


Таким образом:


- Если убрать из графы «Полученные платежи за использование интеллектуальной собственности» деньги от такого рода вынужденных договоров, то место РФ было бы отнюдь не 25-ое, а примерно 45-ое, и это означает, что


- Экспорт результатов "гражданской" интеллектуальной собственности (единственно возможная юридическая форма для этого – переуступка исключительных прав на патенты или лицензионные договора по ним) из РФ практически отсутствует, а это, в свою очередь, означает, что


- Имитационная прикладная наука в РФ является доминирующей.

 

Имитационная прикладная наука в РФ очень скоро деградирует – просто потому, что развиваться ей дальше некуда, она в высшей точке развития. Остаётся только деградировать.


Или превратится в настоящую прикладную науку – это зависит только от воли руководства страны.


Я знаю, что масштаб этой идеологической диверсии осознан на высоком уровне:

- и в отношении военной науки http://www.voskres.ru/idea/vpk.htm

- и в отношении науки вообще - короткое и ясное резюме на одной из недавних конференций от высокопоставленного чиновника из Администрации Президента РФ: «ВУЗовская наука не работает».


Осталось перейти от слов к делу.


2. Настоящая прикладная наука имеет только 2 инструмента для перехода из точки А (идея) в точку Б (новые готовые технологии, генерирующие деньги от новых, рыночно актуальных продуктов / сервисов, либо деньги от реализации идеи без создания новой готовой технологии):


1. Получение денег от серийного производства и продажи новых продуктов или сервисов, защищённых от конкуренции патентами, т.е. получение патентной маржи.

2. Получение денег от лицензирования патентов или от переуступки исключительных прав на патенты.


Первый инструмент (получение патентной маржи) в нашей стране иногда реализуется. Но лишь для тех немногих видов промышленности, которые в ней развиты и реально конкурентоспособны на мировом рынке (нефте- и газодобыча, горное дело, лучшие в мире атомные реакторы и очень немногие другие). В этих «до боли родных» видах промышленности для успеха настоящей прикладной науки, тем не менее, тоже нужны юридически качественные, зонтичные патенты – ведь даже в своей стране «покупают только то, что нельзя украсть». Иногда получается сделать нужного качества патенты и коммерциализировать их, но чаще – нет, потому что степень патентного невежества просто чудовищна как среди отечественных изобретателей, так и среди отечественных «специалистов» в патентном деле, в т.ч. среди абсолютного большинства лицензированных российских патентных поверенных.


Второй инструмент (продажа лицензий или исключительных прав на патенты) тоже пока очень слабо используется для сотрудничества настоящей прикладной науки с теми видами промышленности, которые не развиты в нашей стране (долго перечислять, их на порядки больше, чем развитых).


Получение денег от переуступки исключительных прав на патенты или от их лицензирования является типичным инструментом достижения успеха для любого научного учреждения и для большинства частных инновационных компаний во всех странах.


В т.ч. и в РФ, но пока это очень плохо работает.


В нашей стране единственно правильный путь от науки к деньгам точно такой же, как и везде:
• правильно спланировать и правильно сделать НИОКР,
• по его результатам получить правильные патенты в РФ и в тех странах, где они нужны,
• и – извлекать из них прибыль, продавая исключительные права или лицензируя их, в большинстве случаев именно вне РФ.


Ведь именно в нашей стране уже много десятилетий существует парадоксальная ситуация: есть разработки мирового уровня для практически любой отрасли промышленности, и нет никакой возможности коммерциализировать их внутри своей страны, т.к. разработчикам внутри страны просто не с кем взаимодействовать.


Экспорт результатов интеллектуальной деятельности и раньше не был законодательно запрещён, а после Указа В.В. Путина http://static.kremlin.ru/media/events/files/ru/uZiATIOJiq5tZsJgqcZLY9YyL8PWTXQb.pdf
он прямо разрешён, смотрите Указ в части стр.19 п.36, подпункт г) и стр.20, п.40, подпункт б)


Главные инструменты имитационной прикладной науки (научные статьи, участие в научных конференциях с докладами о результатах и т.п.) для настоящей прикладной науки являются лишь «вишенками на торте». Использование подобных инструментов целесообразно лишь тогда, когда зонтичный патент получен или подана заявка на его получение. Иначе он не может быть получен, т.к. любые (ещё раз – любые) преждевременные публичные активности опорочивают его новизну, и, при экспертизе заявки в патентном ведомстве, в получении патента будет отказано. Или выданный патент будет аннулирован, если экспертиза патентного ведомства «зевнёт». Это произойдет позже в том нередком варианте, когда для потенциального покупателя исключительных прав на такой патент будет выгоднее его «убить», а не купить.


Кто имеет выгоду от нынешнего, столь печального состояния дел с патентами в РФ?


Прямыми бенефициарами являются страны - технологические лидеры, которым не нужна Россия как конкурент на мировом рынке коммерциализации патентов.


Прямыми бенефициарами нынешнего патентного беспорядка в РФ также является Китай и другие страны с относительно низкой оплатой простого труда. Они уже десятилетиями бесплатно реализуют в виде производства и продажи беспатентного товара то, о чём подробно написано в бестолковых имитационных патентах (всегда созданных на деньги федерального бюджета), и патентах российских правообладателей частной формы собственности (всегда созданных на свои «кровные»), погубленных усилиями отечественных патентных поверенных.


Но можно посмотреть на эту внешне безнадежную ситуацию иначе.


Покупатели исключительных прав могли бы извлекать огромную выгоду из зарубежных патентов российских правообладателей, а бюджет РФ имел бы огромные налоговые поступления от их коммерциализации.


Поэтому автор статьи твёрдо верит в то, что абсолютно циничный, а потому и реальный путь сотрудничества с США – это взаимовыгодная кооперация в патентных вопросах.


В Российской империи, в СССР и РФ качественное изобретательство являлось, является и будет являться устойчивым «природным» феноменом – в нашей стране надо только правильно наладить патентное дело, чтобы иметь изобретения как правильно упакованный товар для мирового рынка. США лучше любых других стран умеют извлекать из патентов максимально возможную прибыль. Очень странно, что этот сценарий сотрудничества на основе технологической взаимозависимости ещё не реализован.


Итак:


1. Рыночно актуальные и юридически качественные патенты являются «альфой и омегой», «краеугольным камнем» настоящей прикладной науки.


2. Военная (всегда прикладная) наука не исключение из этого правила, т.к. «самой древней профессией» является отнюдь не проституция и не журналистика, как это ошибочно принято считать, а шпионство. Попытки сберечь военные секреты в нашу эпоху информационных технологий и всеобщего "падения нравов" являются неэффективными. Единственно возможный путь извлечения максимальной прибыли от военной науки – это стандартный для всех высокотехнологических стран путь получения патентов в странах - покупателях российской готовой военной техники. Об этом на примере США совершенно справедливо пишет в т.ч. заместитель председателя Комитета Государственной Думы по промышленности, строительству и наукоемким технологиям Александр Яшин в http://www.voskres.ru/idea/vpk.htm. Для этого надо кардинально изменить всю систему генерации военной интеллектуальной собственности, а не "усилить контроль", как ошибочно предлагает А. Яшин в этой же статье. "Дорогу осилит идущий", поэтому автор статьи уверен, что РФ скоро решит эту самую больную для нее проблему. 

Отправная точка на абсолютно необходимой для России дороге совершенно справедливо, но очень неполно описана в свежей статье https://ria.ru/defense_safety/20180202/1513782444.html. Статья неполна не только по видам разработанных в России и легально производящихся вне России вооружений без лицензионных платежей разработчику. В статье ни разу не используется слово "патент" – а это главный инструмент для защиты от копирования и гарантированного получения денег от продажи лицензий одновременно. Будет продолжаться разработка новых видов вооружений, но без их качественной патентной защиты делать это – все равно, что пытаться наполнить водой дырявую бочку.


Поэтому:


Предлагается реализовать проверенную на более чем 20-летнем практическом опыте бизнес-модель коммерциализации инноваций в РФ.


О том, как правильно планировать НИОКР, как правильно создавать зонтичные патенты и правильно их коммерциализировать см. материалы лекции в Образовательном Центре «Сириус» https://docs.wixstatic.com/ugd/9c86c3_2c93ef0121c14af18468091bff16ec1a.pdf, а также статьи и учебные видеоролики на https://www.ip-management.ru.

 

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

COPYRIGHT ©2017. ООО "Управление интеллектуальной собственностью". Disclaimer.