ИНВЕСТОР КАК ПРОБЛЕМА

October 15, 2018

Автор более 20 лет является инвестором в проекты российских изобретателей, хорошо знаком со многими инвесторами в РФ и за рубежом.
Автор хорошо знаком с чрезвычайно разнообразными и крайне деструктивными иллюзиями российских изобретателей насчет инвесторов.
Автор сам являлся изобретателем в молодые годы и всегда успешно привлекал инвесторов в свои проекты, пока не стал инвестором.
Целевая аудитория статьи – изобретатели, желающие найти инвестора в свои проекты.


О рисках и возможностях инвестора уже написано в статье «Золотой патент» и уже рассказано в ролике «Брату - инвестору: надо ли инвестировать в проект по созданию и продаже пула международных патентов». О правильной работе изобретателя с инвесторами уже написано в соответствующих статьях и рассказано в видеороликах. В данной статье отражены только актуальные вопросы, ясные ответы на которые не были даны автором ранее. В статье написано только то, что автор ранее считал очевидным и поэтому не требующим объяснений. Но, как показывает практика, нижеследующее совсем не очевидно для изобретателей.


1. Первое и главное, что нужно понять изобретателю. В силу того, что процессы приватизации в РФ, сопровождавшие появление нового класса предпринимателей, проходили со всем известной спецификой, мы получили в итоге, что 99% тех людей с деньгами в РФ, которые при любых иных обстоятельствах могли бы быть инвесторами в инновационные проекты – никогда (еще раз – никогда) не станут таким инвесторами. Потому что их психологический императив кардинально отличается от императива инвестора в изобретательские проекты – «создай и заработай на этом».

 

2. 90% от оставшегося 1% также пока не могут быть инвесторами в изобретения. Причина: специфическая особенность именно и только российского инвестора – патентная безграмотность и, соответственно, реализация на практике принципа «то, что я не знаю – это химера или как минимум опасно». Среди этой категории есть инвесторы умнее, энергичней и поэтому богаче автора, к примеру, Сергей Галицкий, создавший сеть «Магнит» с нуля, хорошо раскрутивший и вовремя продавший ее. Но среди этой категории  нет людей, которые будут инвестировать в любое, хоть самое гениальное и рыночно актуальное изобретение, даже при наличии блестяще сделанного зонтичного патента. Потому что нет компетенций.

 

3. Российские инвестиционные фонды. Та же вышеописанная причина невозможности в типовых случаях получить инвестиции – патентная безграмотность менеджмента фондов. Свежий и очень яркий пример – ни один российский инвестиционный фонд не выразил желания софинансировать (даже вместе с автором данной статьи) замечательный проект с очень забавным продуктом на основе зонтичного патента (новый тип бытового вентилятора). Автор статьи со своим давним бизнес - партнером из Новой Зеландии решили проинвестировать международное расширение российского патента с последующей его продажей или лицензированием. Данный проект имеет идеальный товар для Али Бабы, Али Экспресса и многочисленных мировых телемагазинов, поэтому патенты по нему будут проданы или лицензированы.

 

Российские фонды куда лучше понимают и, соответственно, с высокой охотой инвестируют в «свои, родные», в более «приземленные», в более понятные им по только российским реалиям изобретательские проекты – например, в проект по уникальной технологии лечения угревой болезни (болеет около 80% подростков, спрос никак не связан с низкой платежеспособностью в РФ, ибо психологические мучения запредельные). Проект ограничен в масштабировании только патентами РФ, продукты и услуги уже успешно продаются в одном из сибирских регионов. Проект ориентирован не на продажу патентов, а на масштабирование уже успешного локального бизнеса по всей РФ с индивидуализацией в виде патентов и легко запоминающегося товарного знака. Через 1-2 недели этот проект появится на лэндинге нашего сайта в категории «Проекты в стадии продажи». Посмотрите обязательно на его особенности: какая именно бизнес-модель гарантированно интересна фондам. Проект будет проинвестирован одним из российских фондов или частных российских инвесторов.

 

Однако проектов, которые уже успешно продают продукт или сервис на основе изобретения и нуждаются лишь в деньгах для масштабирования (в таких проектах риски инвестора практически равны нулю), очень мало в суровых российских реалиях. Автор статьи и сам с удовольствием сразу инвестировал бы в этот проект с лечением угрей, тем более, что ранее сам инвестировал, а через 7 лет вышел на пике продаж из абсолютно аналогичного по бизнес-модели проекта СЕМ ТЕСН с прекрасным ROI больше 40, и плюс имел в течение времени своего участия в нем замечательную операционную прибыль от продаж на более чем $80 млн. Но – автор живет преимущественно в Черногории, а не в России и, увы, не молод, а такого рода проекты требуют ежедневного внимания и большого труда. После входа первого инвестора с функцией управляющего партнера автор статьи тоже купит долю в проекте и будет «рулить» только раскруткой бренда, это намного менее энергозатратно, чем «рулить» всем таким проектом.

 

4. Зарубежные инвестиционные фонды. Забудьте об этом. Причина: санкции и низкий инвестиционный рейтинг РФ. Единственная возможность получить инвестицию – сменить юрисдикцию фирмы - патентовладельца на внероссийскую. Сингапур, США, Ирландия, Кипр,… далее по списку. Если есть деньги на смену юрисдикции.

 

5. Зарубежные частные инвесторы. Также забудьте об этом по аналогичной причине. Единственная возможность получить инвестицию – сменить место жительства ключевых членов команды на страну инвестора (базовый принцип инвестора – «2 часа до объекта инвестиций»), и туда же перенести фирму - патентовладельца. Если есть возможность и желание сменить свою страну на другую. Как в этом проекте – свежий случай инвестирования в гениальное изобретение студента одного из московских ВУЗов с переездом проекта и его создателя в США. Автор статьи не инвестировал в этот проект, т.к. в силу ряда его особенностей проекту и его создателю лучше переехать именно в США, но плодотворно поработал «свахой» между изобретателем и частным американским инвестором.

 

Промежуточный итог. Вот вам горькая правда. Если проект изобретателя не готов к продаже на 100% (а продавать – это не приглашать к инвестированию, продавать можно откуда угодно и куда угодно, если есть предмет продажи – качественные патенты), у российских изобретателей есть только очень узкий круг потенциальных инвесторов.

Этот круг постоянно расширяется, патентная грамотность среди российских инвесторов быстро растет – пример автора статьи заразителен. А ряд российских фондов и инвесторов, ориентирующихся на такие отрасли, как, например, фармацевтика, уже сейчас имеют 100% валидную экспертизу по патентам, потому что разработка нового оригинального препарата основана исключительно на качественному патенте.

Но всё равно пока количество российских инвесторов в российские изобретения удручающе мало по сравнению с любой технологической страной, даже карликового размера типа Нидерландов.

 

Чего ждут российские инвесторы в изобретения от российского изобретателя - патентовладельца?

 

1. Кристально ясной презентации проекта. Ту чушь (извините за прямоту), которую пишут в презентациях изобретатели в типовых случаях, инвесторы обычно не читают дальше первого слайда презентации или даже не открывают ее, если уже в теле и названии письма видят давно им всем надоевшую изобретательскую неадекватность. Все свежие вышеперечисленные примеры инвестиционных презентаций, как и сотни успешных других, сделаны нашей фирмой, а не патентовладельцами. И рассылку интересантам мы делали, изобретатели не умеют профессионально делать этого. И помогали в переговорах.

 

2. Внешней экспертизы патента. Сразу после формирования первичного интереса инвестора в отношении рыночной актуальности продукта или сервиса проекта инвестор ждет от изобретателя наличия уже готовой внешней экспертизы о качестве и стоимости главного (а чаще всего единственного) актива патентовладельца – патента на изобретение. Потому что нельзя инвестировать в то, что не имеет внешней квалифицированной оценки качества и ориентировочную цену. То же самое ждет не только инвестор, но и покупатель патента.

 

Правильное решение – внешняя экспертиза патента должна быть уже встроена как гиперссылка в презентацию, потому что у изобретателя «нет второго шанса произвести первое хорошее впечатление» на инвестора. Все вышеперечисленные успешные свежие 3 примера, как и все предыдущие успешные проекты, всегда начинались именно с экспертизы патента. Экспертизы, заказанной нам адекватными изобретателями, которые понимают реальное положение дел. Само наличие патента для инвестора – пустой звук. Делать за свой счет экспертизу патента инвесторы не хотят и совершенно правильно делают – зачем платить за то, что должен сделать патентовладелец, если переговоры об инвестировании еще и не начались и неизвестно чем закончатся. Такая экспертиза, с оценкой патента и рекомендациями по его коммерциализации и ориентировочной ценой, стоит в нашей фирме всего 30 т.р. (для членов ВОИР 20 т.р.), эта часть работы является планово-убыточной для нашей фирмы, т.к. мы не хотим пропустить гениальное изобретение от любого, даже самого небогатого автора. Свежий пример - проект электроанальгезии при коленном артрите, с которым мы работаем именно с фазы экспертизы российского патента, получил недавно инвестиции из США для создания пула национальных патентов и продаже их одной из бигфарм.

 

Однако многие российские изобретатели считают, что это им не нужно. Считают, что инвестор или покупатель патента – лох, и качество патента для него не важно. Или что инвестор заплатит за экспертизу сам и втянется в переговоры с изобретателем на изначально невыгодных для себя условиях («хе-хе, первые деньги на экспертизу моего патента инвестором уже потрачены, теперь он будет уговаривать меня пустить его в проект, а я ему буду руки выкручивать»). Какие деструктивные иллюзии ...

 

3. Бизнес-план. Но лучше вообще не писать бизнес-план, если нет компетенций, чем писать дурной бизнес-план. Бизнес-план при отсутствии компетенций можно сделать потом, вместе с инвестором, если он заинтересовался презентацией и качественным патентом. А пока типовой и, увы, граничащий с идиотизмом алгоритм при написании бизнес-плана такой. Российский изобретатель заказывает бизнес-план одному из многочисленных российских бизнес-плано-писателей. Ему делают бизнес-план. Но, т.к. сам типичный изобретатель никогда не делал того, что он заказал написать в бизнес-плане, а наёмному бизнес-плано-писателю абсолютно наплевать на адекватность им написанного, то на такой бизнес-план смотреть без слез нельзя. В общем, как в известном анекдоте: «… Доктор сказал в морг – значит, в морг!».
Уважаемые изобретатели, поймите: писать бизнес-план, проводить патентный поиск, писать первичную заявку, создавать пул международных патентов, продавать их – разумно только вместе с теми, кто уже много раз успешно проходил по всегда очень опасному маршруту из пункта А (патент или патентоспособная идея) до пункта Б (деньги от патента), по которому изобретатель никогда не ходил.

 

4. Искреннего уважения к инвестору. Классовая ненависть в стиле Шарикова непродуктивна, точнее – абсолютно деструктивна. Позднесоветский полу-уголовный жаргон «фирмачи», «фарцовщики» и т.п., по которому буквально с первой фразы безошибочно вычисляется такой вот «инноватор-Шариков», изобретателю следует выжечь каленым железом не только из своего лексикона, но и из своего сознания.

 

5. Адекватности в переговорах. Адекватности в переговорах о доле для инвестора, об управлении фирмой, об ее уставе и т.п. К примеру, патентовладелец должен сам предоставить гарантии инвестору в части того, что патент (главный, почти всегда единственный актив проекта) «не уплывет» на сторону после инвестирования и что инвестор не «останется с носом», вложив деньги в фирму - пустышку (такие случаи бывали). Гарантии в том, что в уставе фирмы - патентовладельца уже прописано или будет прописано, что любые сделки с интеллектуальной собственностью возможны только при единогласном решении соучредителей фирмы. В таком случае инвестор вкладывает деньги не в людей (с которыми всегда проблемы – если не сейчас, то в будущем), а в понятный и ясный актив, имеющий цену и план коммерциализации – патент. Адекватность среди российских изобретателей не часто встречается, чаще переговоры с инвестором проваливаются и проект погибает. В полном соответствии со старинной русской традицией «назло мамке уши отморожу».

 

6. Трезвого взгляда изобретателя на собственную функциональную роль в будущем проекте, общего с инвестором. Обычно этот взгляд сильно нетрезвый. Главная причина, кроме общеизвестного и типового «комплекса гения» почти у всех изобретателей – «я всё знаю и всё могу» – деструктивная роль многочисленных государственных фондов, раздающих бесплатно небольшие деньги федерального и муниципальных бюджетов по фактически единому стандарту для старта почти любого изобретательского проекта. Получить эти бесплатные (не надо отдавать долю в проекте) и невозвратные (даже если проект провалился) деньги легко, а стандарт заключается в том, что изобретатель обязан по условиям госконтракта стать директором (не больше и не меньше) вновь организованной фирмы для развития продаж продукта проекта – того, что типовой изобретатель просто не может сделать по определению. Т.о., государственные фонды финансируют укрепление и без того крайне деструктивных иллюзий изобретателей, раздавая им не свои деньги. Конечно, раздавать не свои деньги можно под любые иллюзорные цели. Но инвестор вкладывает в проект свои, а не чужие деньги. Разницу понимаете?

 

7. Наличие в команде изобретателя того, кто ранее успешно реализовал сценарий успешного выхода инвестора из проекта с изобретением с приличным ROI для инвестора. Продажа патента или пула патентов как цель проекта понятна инвестору. Потому что союз изобретателя и инвестора – это не «любовь до гроба», а временное вынужденное сотрудничество. Типовой инвестор хочет как можно быстрее закончить сотрудничество с изобретателем и выйти в кэш с хорошим ROI, продав свою долю в патентовладении. Изобретатель может вполне обоснованно писать в презентации про будущие миллиарды прибыли для инвестора, но для инвестора это пустой звук, если изобретатель раньше успешно не делал того, о чём он пишет в презентации. Кто именно будет реализовывать то, о чём пишет изобретатель? Почему инвестор должен верить в то, что изобретатель сделает успешно то, чего никогда раньше не делал? Обратите внимание, кто и почему является членом команды успешных изобретательских проектов во всех 3-х вышеприведенных свежих примерах.

 

 

Вот и всё, что нужно для гарантированного привлечения инвестора в изобретательский проект.

 

 

Все права защищены. Никакая часть данных материалов не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Ткаченко Юрий Александрович, 2018 г.
© ООО «Управление интеллектуальной Собственностью», 2018 г.

 

Также Вашему вниманию:

Наши видеоматериалы

"Изобретатель как проблема",

"Стартап в условиях глобализации",
"Золотой Патент",
"Хороший и плохой патент",
"Аукцион патентов",
"Понятные и непонятные патенты".

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

COPYRIGHT ©2017. ООО "Управление интеллектуальной собственностью". Disclaimer.