НЕУДОБНЫЕ ПАТЕНТЫ ХОРОШО ПРОДАЮТСЯ

February 5, 2018

«Я готов рассказать Вам о том, как я заработал все свои миллионы, кроме первого» – так или примерно так рассказывают о себе миллионеры и миллиардеры. Мне нечего скрывать, поэтому расскажу про мой первый опыт продажи патентов 20 лет назад. Буду говорить «только правду, одну только правду и ничего кроме правды». Но не всю правду, т.к. некоторые обстоятельства не могу раскрыть до сих пор.

 

Есть такая технология – радиотермометрия. Классический радиотермометр определяет внешнюю и глубинную температуру далеких объектов, в т.ч. в космосе. Напомню, что 30 лет назад была эпоха конверсии, когда российские оборонные заводы массово пытались делать гражданскую продукцию. Появились первые радиотермометры медицинского назначения для измерения температуры внутри тела в любом месте. Сам радиотермометр невозможно было запатентовать ввиду общеизвестности технологии. Но можно было попытаться получить патент на актуальные области применения медицинской радиотермометрии. Например, на способ измерения температуры участков мозга: это нужно для предупреждения инсульта и мониторинга постинсультных состояний. Чем ниже температура – тем хуже кровоток – тем выше вероятность инсульта. Я изучил патентную ситуацию, понял, что никто ранее этим не занимался, нашел исследователей, профинансировал эксперименты авторов технологии, подал заявку и получил патент на вновь созданное мной новое юридическое лицо.


Через несколько месяцев после публикации патента со мной связалась одна из крупнейших фирм, производящих мобильные телефоны (смартфонов тогда еще не было). Тема первого разговора – а нельзя ли с помощью радиотермометрии опровергнуть  публикации «зеленых» ученых о предположительно негативном влиянии на мозг излучения мобильных телефонов? Это негативно влияет на рост продаж и на капитализацию нашей компании – можно ли эти публикации научно опровергнуть с помощью методологии Вашего патента? Мой ответ: можно попробовать, почему бы и нет.


Мы заключили предварительный договор на покупку патента, но только после успеха проведения proof of concept. Поэтому в лаборатории протестировали мобильные телефоны не только компании-заказчика, но и всех ее конкурентов. Ибо лучший ожидаемый результат для заказчика был такой: у него телефоны безвредные, а у конкурентов - наоборот. Все эксперименты проводились в присутствии представителей фирмы, чтобы все было сделано безупречно.


Результат: все мобильные телефоны примерно одинаково негативно влияют на мозговой кровоток, начиная со второй минуты стандартного использования. Заказчик в шоке, а я доволен - понял, какую бомбу я имею.


В результате патент был проданы за весьма приличную сумму с моим письменным обязательством соблюдать конфиденциальность об обстоятельствах и сумме сделки.


Соблюдал. Года через 3-4 случайно разговорился со своим приятелем - однокурсником, к тому времени заведующим неврологическим отделением одной из лучших клиник РФ. Он, зная мою страсть к новым знаниям, рассказал, как «помолодел» инсульт, сколько у него молодых пациентов, которые часами говорили по мобильнику. Я запросил их истории болезни, получил и все подтвердилось. Самый запомнившийся случай: 15-и летний парень с инсультом, говоривший по безлимитному тарифу в среднем 4 часа в день.


Решил, что надо аккуратно обойти юридические обязательства, что срочно необходимо «мир спасать». Однако, как я скоро убедился - спасать можно только того, кто сам хочет и готов спастись. Все мои скромные попытки привлечь внимание к проблеме кончились почти ничем. Ибо «кто платит, тот и заказывает музыку» в мировом информационном поле. Очень постепенно, очень нескоро при моем скромном участии удалось вызвать только небольшой резонанс: пока не повсеместное, но значимое официальное подтверждение вреда излучения мобильных телефонов https://techcrunch.com/2017/12/15/dont-keep-cell-phones-next-to-your-body-california-health-department-warns.


Дальнейшая моя практика подтвердила, что неудобные патенты быстро и дорого продаются. Примерная статистика: около 20% сделок по продаже патентов проходят по схеме «в стол» покупателя. Особенно запомнилась по сумме сделка в $520 млн. за патент нового типа двигателя, который в значительной мере или полностью аннулировал углеводородную экономику. Но не завидуйте, не восхищайтесь и не возмущайтесь – я не был патентовладельцем, да и по продаже работал «шестым номером», а финансировал создание действующего прототипа этого революционного двигателя (бюджет был всего около $3 млн.) и организовывал сделку один из будущих мультимиллиардеров, сейчас очень известная персона.


Коллеги - инвесторы, ищите изобретателей с «неудобными» изобретениями, делайте из них качественные патенты и продавайте (готов помогать): это очень маржинальный бизнес.

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

COPYRIGHT ©2017. ООО "Управление интеллектуальной собственностью". Disclaimer.